Стоит ли ждать прихода в криптопроекты традиционных инвесторов?

Более $1 млрд вложено в ICO с начала года. Инвесторы, прежде далекие от крипты, стали активнее инвестировать в блокчейн и ICO. Пятый номер казахского Forbes, «первый казах на Nasdaq» КенесРакишев через частный венчурный фонд Singulariteam проинвестировал Invest.com Group, которую вывел на ICO. В мае олигарх, чье состояние оценивается СМИ в $705 млн и включает проекты в банковском, страховом и металлургическом бизнесах, объявил о новом направлении работы фонда – в области технологии блокчейн и криптовалюты. В начале августа Invest.com Group за 34 часа ICO собрал $33 млн на развитие проекта прогнозирования движения курсов криптовалют STOX. Американский миллиардер Марк Кьюбан (состояние $2,3 млрд) прежде называл биткоин пузырем, но в июне решил выводить на ICO платформу для онлайн-гемблинга. Пока новости о традиционных инвесторах и венчурных фондах, повернувших денежные потоки в хайповую сторону, еще являются редкими, но их число может возрасти.

Один серый, другой – белый

Возросший интерес к блокчейн-проектам и криптовалютам со стороны венчурных фондов легко объясняется двумя вещами. Во-первых, они близки «идеологически»: по своей сути и те, и другие ориентированы на высокорискованные инвестиции. В большинстве своем венчурные фонды предпочитают инвестировать в стартапы, зачастую на очень ранней стадии, когда у проекта даже нет готового продукта.
«Основной принцип работы венчурного фонда не сильно отличается от деятельности управляющей компании – это тщательная диверсификация портфеля, но вот методы и конечные цели управления портфелем разнятся, – напоминает аналитик «Шумаков и партнеры» Севак Араратян. – Если для УК главная задача состоит в оптимальном распределении риска для получения наилучшего соотношения доходности к риску, то для венчурного фонда такой метод попросту не работает. Абсолютное большинство проектов в портфеле венчурных фондов обладают такими большими рисками, что просто бессмысленно пытаться как-то нивелировать или распределить его между всем портфелем. От 80% до 90% всех проектов не доживают до этапа зрелого бизнеса, но оставшаяся часть проектов в дальнейшем вырастает и с лихвой окупает убытки фонда».

Во-вторых, количество людей, которые интересуются криптовалютой и всем, что с ней связано, растет – и среди них много людей состоятельных, ищущих интересные проекты для инвестирования. Венчурные фонды могут предложить своим клиентам как вкладываться в определенные инвестиционные проекты, связанные с криптовалютами, или в пакетный продукт, так и самим запускать проекты и на волне ажиотажа быстро зарабатывать деньги.

Как ни парадоксально, главной проблемой и преимуществом блокчейн-проектов и криптовалюты является то, что они находятся в серой зоне и никем не регулируются. С одной стороны, это дает очень большую свободу и гибкость в привлечении инвестирования, с другой стороны, эта свобода и отсутствие регулирования привлекает очень большое количество мошенников. В индустрии складывается значительная положительная асимметрия у создателей криптовалют и токенов. В то же самое время инвесторы несут колоссальные риски: их права никак не защищены, а единственной гарантией выступает честное слово и репутация самих разработчиков.

«Ситуация с криптовалютой во многом схожа с бумом доткомов в начале нулевых, – говорит Севак Араратян. – Однако, не думаю, что такая вседозволенность продолжится очень долго. Рано или поздно (скорее всего, рано) финансовые регуляторы по всему миру начнут принимать регулирующие законы по инвестициям в блокчейн-проекты. При таком сценарии, я предполагаю, криптоинвестирование будет развиваться по двум направлениям. В первом случае инвестиции в блокчейн-проекты будут регулироваться соответствующими органами и будут представлять инвесторам гораздо больше защищённости, но в то же самое время потеряют былую гибкость и простоту, однако такая модель будет отсеивать проходимцев и нежизнеспособные проекты, ограждая инвесторские деньги от неоправданного риска. Во втором случае часть проектов не захотят или не смогут по тем или иным причинам функционировать в белой зоне, поэтому будут продолжать работать в серой зоне. Они будут пользоваться спросом, но тогда это уже будет мейнстримом, как и сейчас».
Кирилл Никитин, юрист VEGAS LEX, подчеркивает следующий момент:
«С точки зрения российского законодательства криптовалюты относятся к денежным суррогатам, выпуск и обращение которых на территории РФ запрещается. Соответственно, говорить о какой-либо легальной активности инвесторов на российском рынке не приходится. При этом, запрещая выпуск биткоинов, действующее законодательство не запрещают саму криптотехнологию, на которой работает система, что воспринимается инвесторами весьма неоднозначно».

Слишком большой соблазн

Многие игроки рынка в криптовалюты верят, но к ICO подходят осторожно. Однако приток инвестиций, по их мнению, все-таки будет. Так, Елена Масолова, инвестор TokenStars, серийный предприниматель, основатель Groupon Russia, Pixonic, Eduson и фонда AddVenture, ожидает, что на блокчейн-рынке в ближайшее время стоит ждать массового прихода институциональных инвесторов.

«В мае в мире было 12 миллионов криптокошельков, это ничтожно мало – будет минимум 300-400 млн кошельков. И так как каждый инвестор заносит деньги и покупает валюту (а предложение лимитировано), это первый фундаментальный фактор роста. Рост объемов дневной торговли и рост курса в январе 2017 года был вызван тем, что пришли первые профессиональные игроки (фонды) и занесли поиграться по 50-100 млн долл. Институционалов придет еще в 10-50 раз больше, и это второй фактор роста. В марте Япония легализовала биткоин, дневная торговля в йене доходила до 47%. В июне – Индия. Дальше, как домино, пойдут другие страны, и это третий фактор роста. Экосистема полузакрытая, это четвертый фактор. Вывод средств в фиатные деньги возможен, но обычно, если инвестор заработал за год десятикратную сумму на майнинге, восьмикратную в среднем на одном ICO за 2 месяца, то, конечно, никакие деньги никуда никто не выведет, а продолжит участвовать». По прогнозу Масоловой, большинство осенних ICO не выполнят планку по привлечению средств. Ожидания основателей проектов завышены: каждый хочет стать Tezos (поднял на ICO более $230) и Bancor (привлек более $153 млн), но анализ данных по 50 крупным размещениям показал, что всего 5 проектов привлекли 49% всех средств, а 10 проектов – 61%. Средний раунд для топ-5 проектов – $125 млн, а для компаний, занимающих 6-10 место, – $33 млн, и средний раунд будет снижаться. Елена Масолова связывает это с тем, что число проектов растет быстрее объема новых денег «китов» на рынке.

Сама предпринимательница поддерживает несколько проектов как инвестор – например, TokenStars.
«Проект привлекателен для вложений, так как соответствует правилам венчурных инвестиций – у него есть прототип, выручка, команда. То есть у него и без ICO все было бы хорошо, а ICO в данном случае – просто инструмент фандрайзинга», – говорит Масолова.

Время гиков и русских

Криптосообщество – исторически гиковское, по определению далекое от реального бизнеса.
«У большинства ICO-проектов размытые планы по монетизации (у одного проекта в White paper дан такой прогноз: 1% от триллионного рынка). Но качественные инфраструктурные проекты есть. Именно они показывают рост курса токена в 26 раз и больше к моменту размещения», – уточняет Елена Масолова.
Игроки рынка отмечают: почти четверть участников всех блокчейн-конференций и инициаторов ICO-проектов говорят по-русски. Это пытаются объяснить страстью наших соотечественников ко всему новому, «космическому и бомбическому». В целом – в отрасль стремятся мозги и капитал.
Автор: Анна Орешкина

Источник.
© 2016-2017 Инвестиционный бутик Шумаков и Партнеры