Промышленность в приоритете

Задачи формирования высокотехнологичной, инновационной, конкурентоспособной промышленности были вынесены на первый план третьего президентского срока Владимира Путина. Очевидно, что промышленное развитие станет одним из центральных вопросов на повестке и новой президентской легислатуры.

В текущий президентский период отечественная промышленность имела разнонаправленные тенденции развития, констатирует советник председателя правления СЭЦ «Модернизация», соавтор экспертного комментария к закону «О промышленной политике» Артем Юдкин. «По данным Росстата, существенных изменений индекса промышленного производства не произошло. Так, в 2012 году индекс составлял 103,4%, в 2013 году — 100,4%, в 2014 году — 101,7%, в 2015 году — 96,6%, в 2016 году — 101,1%. Первый взгляд на годовые показатели позволяет отметить отложенное влияние кризисных проявлений в экономике в 2014 году. Однако на общем фоне в целом по отрасли произошла компенсация негативных эффектов. Наибольшую стабильность показала за этот период сфера добычи полезных ископаемых, не снижавшая индексного значения ниже 100%, в то время как обрабатывающие производства продемонстрировали снижение более чем на пять процентных пунктов», — говорит он.

Эксперт обращает внимание: тема развития промышленности получила свое отражение в ходе текущего президентского периода в рамках принятия беспрецедентного для истории России закона «О промышленной политике» (Федеральный закон от 31 декабря 2014 года №488-ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации» вступил в силу 30 июня 2015 года. — Ред.), где были урегулированы основные формы управления промышленностью. Законом «О промышленной политике» учреждены фонды развития промышленности, введен институт специального инвестиционного контракта.

«В настоящее время федеральный Фонд развития промышленности зарекомендовал себя с лучшей стороны: на конец 2016 года им поддержаны 130 производств на сумму свыше 34 млрд рублей, промышленные предприятия привлекли 108 млрд рублей инвестиций, а общая стоимость поддержанных проектов составила 142 млрд рублей. По результатам работы фонда открылось 18 новых производств», — отмечает Артем Юдкин.

В то же время институт специального инвестиционного контракта пока широко не используется. По состоянию на август 2017 года заключено только девять контрактов с федеральным участием.

Не меньшую проблему представляет наследие кризиса 90-х годов — моногорода, созданные, как правило, вокруг крупных советских промышленных предприятий. «За последние годы этой теме было посвящено множество поручений, в 2014 году учрежден Фонд развития моногородов, поддерживающий специальные и комплексные проекты совершенствования инфраструктуры городов, совершенствование бизнес-климата на территориях», — констатирует советник председателя правления СЭЦ «Модернизация».

Как важный аспект эксперт выделяет формирование комплекса государственных программ в сфере промышленности, как общей (госпрограмма «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности»), так и отраслевых. Массовая разработка государственных программ проводилась в 2012–2013 годах, а их реализация подвергается пристальному мониторингу со стороны ведомств и участников системы общественного контроля.

В ходе президентского периода запущена работа по формированию новых форм территориального развития: создан институт территорий опережающего социально-экономического развития, совершенствовался статус особых экономических зон, оказывается поддержка проектам кластерного развития промышленности.

«Обзор современного состояния управления промышленностью будет неполным без констатации факта межведомственного характера управления отраслью. Так, общие вопросы — контрольно-надзорная нагрузка, лицензирование, территориальное развитие, моногорода — координируются Минэкономразвития России, а профильное ведомство — Минпромторг России — работает в сфере управления реальным сектором производства. Минфин, со своей стороны, решает вопросы налоговой нагрузки и таможенно-тарифного регулирования. Минтруд России в рамках своих полномочий рассматривает вопросы труда и занятости в промышленном секторе», — уверен Артем Юдкин. Такая многоаспектность непреодолима, но в то же время недавние решения о внедрении проектного подхода в социально-экономическое управление позволяют сформировать ряд ключевых проектных направлений по развитию промышленности в 2018–2024 годах.

Кроме этого, надо принимать в расчет положительный опыт управления через специальные указы президента РФ — майские указы 2012 года, где напрямую устанавливались показатели социально-экономического развития, достижение которых запланировано на протяжении всего президентского периода и даже дольше. Результаты достижения данных показателей публикуются в открытых источниках, доступны экспертному сообществу и становятся предметом общественного обсуждения и контроля.

Курс — на долгосрочное развитие

«С учетом вышесказанного, — продолжает Артем Юдкин, — наиболее эффективная форма введения темы промышленного развития в повестку президентского периода 2018–2024 годов — принятие специального указа о мерах по долгосрочному развитию промышленности». В таком указе целесообразно обозначить ориентиры по росту индекса промышленного производства, переоборудованию промышленных предприятий, росту расходов на внедрение современных технологий, установление показателей территориального развития промышленности, а также роста заработной платы в промышленности — как в целом, так и по отраслям. Важным направлением для подобного планирования станет введение механизмов комплексной поддержки промышленных предприятий несколькими институтами развития в рамках одного проекта, а кроме того, введение особой экспертизы принимаемых управленческих решений — экспертизы на предмет эффекта решений для промышленной сферы.

Также вполне возможно установление единой системы проектного управления в промышленности с высоким, но многообразным представительством в проектных командах.

Не менее важно разграничить формы поддержки и взаимодействия промышленных предприятий с государством, в первую очередь в части малых и средних промышленных предприятий, выступающих кооператорами второго и третьего уровня. Для них могут быть созданы особые службы «одного окна» и каналы поддержки, не ориентированные, как сегодня, на доказывание своей экономической дееспособности, а направленные на предоставление помощи по заявительному принципу с малой ответственностью.

Нельзя оставлять в стороне и контрольно-надзорную нагрузку в отношении промышленных (производственных) предприятий. Целесообразно отграничить их от общей массы проверяемых и распространить на них сокращенные и щадящие меры контроля и ответственности.

Эксперт заключает: анализ политической повестки текущего президентского срока показывает, что происходит ориентация на реальный сектор экономики, импортозамещение и поддержку профессионалов в отрасли. Это позволяет прогнозировать также и создание ежегодного федерального промышленного форума, возможно, завершающего серию аналогичных региональных мероприятий.

«Можно сказать, что, с какими бы вызовами в 2018–2024 годах ни столкнулись президент РФ и его администрация, промышленная повестка подошла к своей систематизации и включению в первоочередной план социально-экономического развития, что поможет увеличить как вклад промышленности в ВВП, так и обеспечить интересы более трети населения, работающего в промышленном секторе», — подытоживает Артем Юдкин.

Определяющий фактор

С точки зрения экономической теории промышленность выступает ключевым фактором производства, а значит, главным фактором экономических отношений, напоминает руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA Евгения Абрамович. «Если говорить о промышленности в широком смысле (то есть понимать фактически все производство, в том числе нефти и газа), основной задачей российских властей была, есть и будет гармонизация отраслей промышленности и устранение перекоса в сторону нефтегазовой индустрии. В самой же нефтегазовой индустрии важнейшим является наращивание производства нефтепродуктов и их экспорт, хотя бы в страны СНГ. Это проблема, которую власти вяло пытаются решить с 2000 года, однако пока очевидных сдвигов не видно: даже давальческая схема сотрудничества с Беларусью, которая изжила себя еще в начале нулевых, по-прежнему работает», — отмечает она.

Если же рассматривать вопрос развития промышленности более узко, то, по мнению эксперта, стоит ожидать новых субсидий для производственного сектора и в обрабатывающей промышленности, которые за 2017 год показали нулевой и отрицательный рост. Правда, вопрос о том, как государство собирается стимулировать спрос, пока остается открытым: по крайней мере никаких инициатив в этой области на ближайшие годы не выдвинуто. «Конечно, самым приемлемым сценарием было бы снижение налогового бремени, разработка специальных источников финансирования для промышленных предприятий (в особенности малого и среднего бизнеса) и дополнительные меры контроля в области закупок продуктов отечественного производства у малого и среднего бизнеса, упрощенные процедуры экспорта и лицензирования, которые в настоящее время создают массу проблем для отечественных промышленных предприятий. Однако насколько это будет реализовано, сказать невозможно», — замечает руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA.

Одно к одному

Подчеркивая болезненную для российской промышленности проблему нехватки средств на модернизацию производства, Евгения Абрамович допускает, что теоретически ее можно решить посредством государственных, а также привлечения частных инвестиций. Так, в планах российских властей к концу года довести совокупный объем средств, инвестированных в производство угля, до 90 млрд рублей. «Однако в этой связи возникает целый ряд фундаментальных сложностей, которые по-прежнему камнем висят на шее российской экономики: нахождение оптимального баланса между государственным и частным капиталом, вопрос повышения конкурентоспособности российских промышленных предприятий и развитие промышленной инфраструктуры», — считает она.

При этом эффективное привлечение инвестиций только в промышленность эксперту представляется достаточно затруднительным. Даже при обеспечении спроса на продукцию российской промышленности (прежде всего легкой промышленности, которая впервые за последние пять лет привлекла пристальное внимание властей) повышение объемов производства и загрузки дополнительно образовавшихся мощностей может оказаться невозможным в силу отсутствия транспортной и энергетической инфраструктуры, а также вопросов поставки сырья, которые в значительной мере страдают от волатильности рубля и текущих таможенных пошлин. «Другими словами, одна проблема рождает другую. Если задачи по росту объемов промышленного производства в стране станут приоритетом, другие задачи — служебными, значит, вероятность их исполнения вырастет. Для российской экономики это ощутимый плюс, так как поможет реализовать долгосрочные планы по диверсификации экспорта», — убеждена Евгения Абрамович.

Эксперт затрудняется сказать, насколько решение проблем, связанных с развитием промышленности, отразится на благосостоянии населения как главного фактора эффективности экономики. «Скорее всего, в перспективе трех—пяти лет существенного улучшения качества жизни ожидать не придется», — прогнозирует она. Однако с точки зрения внешней конъюнктуры российской экономики рост промышленности способен повлиять на позиции России в международных рейтингах и прогнозы международных корпораций по росту ВВП. «А это лучшее средство привлечения портфельных инвестиций и, соответственно, возможность роста рынка акций. Так что теоретически развитие промышленности — это выход из большинства кризисных ситуаций», — констатирует Евгения Абрамович.

Внимание на ВВП

Главный показатель быстрого и успешного развития промышленности — рост экономики в виде индекса ВВП, подчеркивает генеральный директор «Москабельмет» Павел Моряков. Он напоминает, что за последние два года ВВП России только падал: в 2015 году — на 2,8%, в 2016 году — на 0,2%. Однако в январе—июне 2017 года отмечался рост российской экономики: за I квартал ВВП вырос на 0,5%, за II квартал — уже на 2,5%. За июль индекс ВВП снизился на 0,6%, но это, скорее, временное явление. «При этом объемы производства некоторых промышленных отраслей в России растут незначительно. Например, за 2016 год показатели добычи полезных ископаемых, обрабатывающих производств выросли всего на 1,1% — это ниже, чем в отраслях сельского хозяйства и энергетики, где производственные объемы увеличились на 3,6% и 2,6% соответственно», — добавляет Павел Моряков.

Промышленность в России должна стать приоритетным вектором развития для государства, так как она напрямую влияет на всю экономику страны. «Чтобы российская экономика начала эффективно расти, темпы роста промышленности должны быть не менее 5–6% в год», — заключает генеральный директор «Москабельмет».

С его точки зрения, сегодня Правительству РФ следует обратить внимание на отрасли производства машин, оборудования и стройматериалов, а также легкую и пищевую промышленность. Основные проблемные вопросы в этих сферах — это низкий инвестиционный и потребительский спрос, наличие контрафакта, высокий уровень налогообложения и низкая производительность труда.

Подобной точки зрения придерживается и президент Корпорации ТехноНИКОЛЬ Сергей Колесников. «Развитие промышленности должно стать одним из ключевых вопросов экономической политики. Причем этот момент отражен практически во всех программах, которые сейчас разрабатываются различными экспертными институтами и лягут в повестку нового президентского срока. Если не уделить внимание развитию промышленности, то России грозят длительная стагнация и снижение уровня ВВП».

В то же время, по мнению эксперта, позитивная динамика в несырьевом промышленном секторе маловероятна без решения ряда проблем. В частности, необходимо обеспечить стабильность нормативной базы и снизить количество принимаемых законопроектов и иных нормативных актов, решить проблему недоступности кредитных ресурсов за счет снижения ставок и упрощения условий получения, уделить огромное внимание инфраструктуре, в частности строительству дорог с твердым покрытием, мостов, особенно в восточной части страны, а также облегчению подключения к электросетям, водоснабжению и водоотведению.

МНЕНИЯ БОССОВ

Евгений МОКРОНОСОВ, президент ГК «ПКНМ», профессор, доктор технических наук, заслуженный изобретатель России:

Наличие развитой промышленности — это главный критерий развитой страны. Поэтому если Россия собирается позиционировать себя как развитое государство, то промышленность должна стать отраслью номер один. А для этого нужно сделать определенные шаги: добиться справедливости судов, совершать инвестиции в развитие промышленности и снизить «поборы» со стороны госслужб. К примеру, нашу компанию за полтора года проверяли 42 раза — это серьезно тормозит производственный процесс. Все это очень понятные и доступные вещи, которые давно сформулировал Адам Смит. И, видимо, нам придется отмотать на два века назад, чтобы встать на верный путь.

В советские времена промышленность находилась на первом месте, но очень узкой направленности — в области вооружений. Я долгое время работал в этой сфере, хорошо ее знаю. Была нацеленность на развитие оборонной промышленности, лучшие умы и силы собирались здесь, зато все остальное стояло на месте, и даже элементарные вещи были недоступны. Чем это закончилось, все мы знаем.

Вероятность, что в России промышленность выйдет на первое место, есть, однако не слишком большая и весьма отдаленная. Возможно, лет через двадцать мы к этому придем. Но если никакие шаги к этому не предпринимаются, то не стоит и заявлять, что мы развитая страна, утверждать, что мы входим в семерку-восьмерку-двадцатку ведущих стран. Скрипка Страдивари — хороший инструмент, при этом играть на ней может не каждый.

Александр ФИЛИМОНОВ, партнер Artisan Group Public Relations:

Реальных шагов в сторону развития промышленности пока не сделано и на самом деле даже не планируется. А вот шум вокруг серьезности намерений властей изменить текущую ситуацию потихоньку нарастает. Глава государства за последний месяц совершил рекордное количество посещений промышленных предприятий и выставок и сделал целый ряд довольно амбициозных заявлений. Говорит это о том, что развитие промышленности, как в свое время развитие инфраструктуры и транспортной доступности регионов, способно стать новым ключевым элементом предвыборной кампании и последующей парадигмой государственных задач. Однако это не свидетельствует о том, что в промышленности что-то реально изменится.

Как правило, с новым президентским сроком объявляются новые реперные точки роста российской экономики, которые делятся на основные и важные. Каждый президентский срок они разные и подразумевают массу декларативных заявлений, в которых, кстати, ключевые проблемы, препятствующие росту иностранных инвестиций в Россию, старательно обходятся. Скорее всего, в текущей повестке нового президентского срока промышленность поменяет статус с важной на основную, потому что сама по себе представляет целый комплекс ожидаемых преобразований, которые вроде бы должны значительно улучшить жизнь в стране. В этой связи вполне стоит ожидать значительных изменений как в грядущих посланиях президента правительству и Совету Федерации, так и в его предвыборной программе. Логично предположить, что декларация роста в области промышленности — весьма перспективная тема для государственного самопродвижения. Правда, проблемы, которые обязательно будут обозначены и под которые будет разработана очередная долгосрочная программа, составленная по примеру «Программы экономического роста 2020» или «Программы развития электронной экономики России», решать власть, вероятно, не собирается. При этом иллюзия того, что вот-вот все изменится и российские товары вдруг станут дешевле и лучше иностранных, все еще вполне продаваема. На фоне непрекращающегося шума вокруг новых санкций и других тем из области геополитической напряженности тезисы о внимании государства к отечественной промышленности, если их правильно подать, могут способствовать росту народной любви, как это было в 2014-м.

По факту же развитие российской промышленности (а обещать нужно взрывной рост и как-то подпитывать эти обещания цифрами) в объемах, которые могли бы впечатлить и бизнес, и население, в нынешних реалиях фактически невозможно. Как ни прискорбно об этом говорить, российская «Лада» никогда не станет «Фиатом», не говоря уж о «Тойоте» или «Фольксвагене», а российская кожа всегда будет грубее, хуже и дороже, чем турецкая. Все теоретические разговоры российских политиков о перспективах роста российской промышленности разбиваются об один простой вопрос: почему отечественные товары получаются в закупке в полтора раза дороже китайских и европейских, учитывая, что уровень зарплат в Китае почти сравнялся с российским, а в Европе — втрое выше, а эти товары еще надо привезти в Россию? Впрочем, этот вопрос главе государства публично никто никогда не задаст.

Вячеслав КУКЛИН, президент Финансовопромышленного альянса России:

Развитие промышленности в повестке нового президентского срока будет иметь кардинальное значение, особенно обрабатывающей промышленности, интенсификация которой позволит снять зависимость нашей экономики от нефтегазового сектора. На мой взгляд, большое внимание следует уделить таким отраслям, как электроника, легкая промышленность, сельхозпереработка и т.д.

Вообще вопрос промышленного развития России в настоящее время выходит на первый план. Без его решения мы не добьемся реальной независимости России от Запада. И здесь, я считаю, важно сделать ставку на такие отрасли, как машиностроение и станкостроение, то есть на создание, а потом и внедрение в промышленное производство новых станков и оборудования, способного кардинально изменить ситуацию в отраслях. Новые решения нужны и для военно-промышленного комплекса страны, так как зачастую именно ВПК становился флагманом развития промышленности.

Но, прежде чем говорить о полноценном развитии промышленности, необходимо продумать вопрос обеспечения ее кадрами — рабочими и инженерами. Возрождение системы технических колледжей, подготовка высококлассных инженеров и программистов — это тоже одна из наших главных задач.

Выверенная промышленная политика с прицелом на десятилетия, которая приведет к промышленному буму в России, требует изменений и в банковской сфере, решения болезненного сегодня вопроса кредитования промышленных предприятий.

Нельзя забывать и о задачах цифровой экономики. Чем больше будет технологий и инноваций, в том числе и в области управления, тем выше наши шансы для успешной работы в области промышленного развития страны.

Абдулхаким МАЛЛАЕВ, директор Дагестанской школы управления:

Какое место должно занять развитие промышленности в повестке нового президентского срока? Решение подобных вопросов универсально на уровне стратегии и уникально на уровне тактических задач. Из этого следует, что в принципе нет разницы, говорим ли мы о развитии промышленности или, например, о развитии агросектора. Концептуально эти задачи решаются одинаково.

Любую сложную задачу, которая не решается быстро, нужно разбить на множество мелких проблем (задач) и начинать решать их. А развитие российской промышленности как раз и есть такая задача. Еще один весомый момент, и это, на мой взгляд, весьма важно, — решение вопроса развития промышленности. Это не задача ученых, а задача управленцев. Здесь большую роль играет даже не научно-технический потенциал страны, а ее управленческий потенциал, умение правильно ставить приоритеты. Как показывает практика, именно знаний управленческих технологий явно не хватает руководителям от науки, да и госчиновникам тоже в решении стратегических проблем.

СМИ, когда хотят рассказать нам о развитии экономики или отдельной отрасли, постоянно твердят о ВВП, о фондовом рынке и т.д. Однако это все следствия, а не причина. И тут мы подходим к главной проблеме. Причина — в людях. Так вот, решение задачи развития отечественной промышленности — это решение кадрового вопроса.

Когда вы последний раз слышали по ТВ, чтобы кто-то на уровне министров признавал, что в промышленности существует острая нехватка квалифицированных кадров, что ее основная проблема — это людские ресурсы? Я, честно говоря, не припомню, чтобы эту проблему признавали на таком высоком уровне.

Поэтому решение задачи развития промышленности мне видится в следующем. Во-первых, нужно четко сформулировать цель и убедиться, чтобы не было разночтений с ее трактовкой. Во-вторых, разработать стратегию достижения этой цели. Здесь важно: а) признать, что самое главное — это люди; б) создать так называемую школу кадров. То есть не покупать технологии, оборудование, не тратить на это средства, а создавать «школы людских ресурсов», и не формально, лишь бы бюджет освоить, а по-настоящему. На выходе мы должны получить отраслевые научные школы, призванные решать задачи, которые изложены в стратегии достижения основной цели.

Михаил ТЕПЛЯКОВ, старший финансовый советник «Шумаков и партнеры»: 

В преддверии выборов 2018 года правительству стоит уделить особое внимание политике по развитию промышленности. Это один из основных факторов, влияющих на экономическое благосостояние страны, значение которого усугубляется на фоне общей сложной геополитической обстановки в мире и вступления в силу нового пакета санкций по отношению к России.

Ни для кого не секрет, что цель промышленной политики РФ — обеспечение динамичного развития страны, рост благосостояния ее граждан и конкурентоспособность отечественных производителей. Этому будет способствовать достижение следующих подцелей:

– эффективное производство товаров и услуг российскими производителями в нужном количестве и должного качества для удовлетворения потребности жителей РФ и Российского государства в этих товарах и услугах;

– занятие отечественными производителями заметных позиций на внешних рынках.

Чтобы внешние экономические факторы не так болезненно отражались на нашей стране, нужно быть конкурентными на внутреннем рынке, но для этого российские товары и услуги должны не уступать по качеству и ценовой категории зарубежным аналогам. Поэтому я считаю, что все меры, принятые по развитию внутреннего рынка товаров и услуг и промышленности, будут напрямую сказываться на состоянии экономики страны в целом.

Источник: http://www.bossmag.ru/archiv/2017/boss-09-2017-g/promyshlennost-v-prioritete.html
© 2016-2017 Инвестиционный бутик Шумаков и Партнеры