Несамостоятельное регулирование

Банковская сфера сегодня находится под жестким контролем ЦБ, и, казалось бы, места для саморегулирования в ней не остается. Тем не менее в среде специалистов до сих пор не утихают дискуссии о том, может ли бизнес-сообщество предпринимать какие-то самостоятельные шаги по регулированию банковского дела. 

Роман Русаков

Попытки сделать саморегулирование вспомогательным элементом банковского регулирования предпринимались давно. По мысли регулятора образца 2010 года, кредитные организации могли бы образовывать некие союзы, которые в дальнейшем могли представлять интересы банков, выполнять вспомогательные функции финансового контроля, быть буфером безопасности в случае возникновения проблем с ликвидностью.

 Евгения Абрамович, руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA, считает, что выразилось это в создании АСВ как некоей саморегулируемой организации, которая в случае банкротства банка или отзыва лицензии берет на себя его обязательства (выплачивает вкладчикам средства за счет других банков и после возвращает эти средства из фонда ЦБ). Она также обращает внимание на то, что саморегулируемые организации (СРО) существуют в микрокредитовании в силу более либеральной надзорной политики. «Однако, полагаю, это ненадолго», — говорит госпожа Абрамович. Она уверена, что сейчас, в условиях все более жесткого контроля со стороны ЦБ, саморегулирование в банковской сфере невозможно ни в каком виде. «Тенденции обратные: если даже у аудиторов хотят отобрать саморегулирование, что же говорить о кредитных организациях, в которых существуют реальные финансовые риски?» — задает риторический вопрос госпожа Абрамович.

Роль «общественной палаты»

Станислав Машагин, генеральный директор ПАО «Волга Капитал», говорит: «Учитывая столь мощный контроль со стороны Банка России, сегодня не видно места для дополнительного самостоятельного регулирования банковской деятельности. В дальнейшем, особенно с развитием финтеха, ЦБ ослабит контроль всего и вся в банках, и можно будет говорить о большей специализации, неформальности саморегулирования».

Александр Казанский, руководитель филиала «Санкт-Петербургский» Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР), указывает на то, что сейчас на российском рынке действуют две некоммерческие организации — Ассоциация российских банков и Ассоциация региональных банков, которые фактически и являются СРО. Они развивают банковское дело, вырабатывая единые обязательные правила поведения банков на рынке услуг, осуществляя взаимоконтроль членов системы гарантирования вкладов. А надзор за деятельностью финансово-кредитных организаций осуществляет Центробанк. «Поэтому, с моей точки зрения, сейчас придавать саморегулированию какой-то иной вид не имеет смысла», — полагает банкир.

Руководитель аналитического центра «Сравни.ру» Вадим Тихонов считает, что банковские ассоциации (Ассоциация российских банков, Ассоциация региональных банков России) выполняют скорее «общественной палаты» банковского сектора. «Учитывая оптимизацию подразделений Банка России, штат сотрудников, занимающихся регулированием банков, реформы банковского сектора (по ограничению банковских лицензий), законодательные акты, сформированные с расчетом на такую систему регулирования, — никаких шагов в сторону саморегулирования банковской сферы в ближайшее время не предвидится. Не говоря уже о финансовых затратах и кадровых необходимостях для создания реально действующей банковской СРО», — полагает господин Тихонов.

«По моему мнению, приоритетным направлением работы банковских ассоциаций является содействие обеспечению системной устойчивости и ликвидности российской банковской системы. Также игроки рынка занимаются формированием и утверждением эффективных инициатив и предложений по преодолению кризисной ситуации на рынке банковских услуг. Кроме того, они содействуют расширению объемов инвестирования и укреплению ресурсной базы отечественной банковской системы. И еще один важный фактор: они содействуют повышению доступности финансовых услуг и уровня финансовой грамотности предпринимателей и населения», — говорит господин Казанский.

Один из банкиров на условиях анонимности по поводу работы банковских ассоциаций высказался следующим образом: «В банковской сфере функции саморегулирования выполняют профессиональные ассоциации: две федеральные и несколько региональных. Пик их востребованности пришелся на девяностые, когда они действительно выполняли функции саморегулирования, законотворчества и лоббирования интересов банковской системы. В данный момент они стали в большей степени клубами банкиров. Многие банки подумывают выйти из ассоциаций, некоторые уже перестали платить членские взносы. Две ассоциации с одинаковым функционалом на фоне сокращения количества банков — это много». Впрочем, банкир считает, что построение двухуровневой банковской системы может вдохнуть жизнь в обе ассоциации. Например, одна будет объединять крупный банковский бизнес, вторая — лоббировать интересы так называемых региональных банков с капиталом до миллиарда рублей..

С трех позиций

Антон Балакин, директор инвестиционного департамента компании «Шумаков и партнеры», говорит: «Вопрос саморегулирования стоит рассматривать с позиции трех основных участников данного направления: банка, государства и клиента. С точки зрения ЦБ, банки должны самостоятельно выявлять недобросовестных коллег, что приведет к оздоровлению сектора, с данного ракурса вопрос кажется простым и довольно красиво обыгранным. Банки же, которые на данный момент подвержены шести разным уровням контроля от ЦБ, готовы принять СРО, но лишь как наблюдателя за соблюдением банковской этики, как дополнительный способ обмена информацией и возможность повышения квалификации сотрудников. Но возможность наделить СРО контрольными функциями банки не приветствуют. Есть вероятность, что в конечном счете мы будем иметь коррумпированную структуру, где управление будет принадлежать привилегированным членам, Центральному Банку добавится работы, ведь теперь нужно будет контролировать и того, кто контролирует, что, кстати, весьма по-русски: один копает, пятеро смотрят. Более того, стоит отметить, что штат сотрудников ЦБ, осуществляющих именно надзорную деятельность, переваливает за несколько тысяч, есть ли смысл участникам СРО нести на себе подобную допнагрузку — это вопрос».

Зарубежный опыт

Стоит отметить, что и в развитых экономиках саморегулирование в банковской сфере развито не очень сильно. «Вопросы развития саморегулирования всерьез обсуждались при разработке стандарта «Базель III» (документ Базельского комитета по банковскому надзору, содержащий методические рекомендации в области банковского регулирования и утвержденный в 2010-2011 годах. — BG). Тогда был сделан вывод, что наличие любого саморегулирования, кроме существующего в рамках нормативно-правовой базы и внешнего банковского регулирования, может привести к серьезным проблемам относительно финансовой устойчивости банков и повысить уровень мошенничества в кредитных организациях. Закон Додда — Франка в США стал первым нормативным актом, сделавшим саморегулирование банковского сектора невозможным. Сейчас идет активная работа по его изменению, либерализации заложенных в нем требований к кредитным организациям, однако саморегулированию готовящиеся изменения помогут вряд ли», — уверена госпожа Абрамович.

Господин Машагин отмечает, что в Европе и США есть СРО, которые регулируют и задают стандарты работы в финансовом секторе. Но они аналогичны российскому АСВ, ассоциации банков и прочим объединениям профучастников.

«Формы СРО — это среда, в которой рождаются новые инициативы, происходит развитие бизнеса. Например, все мы знаем ассоциацию ISDA, в которой был сформирован рынок деривативов и его стандарты. Мне кажется, для начала нужно «прибраться в доме», разобраться в накопившихся проблемах в финансовой сфере. Маловероятно перераспределение функции контроля от центральных банков. Это мировая тенденция. Для дальнейшего развития отрасли — СРО работали и будут работать всегда», — резюмирует господин Машагин

Богдан Зварич, аналитик группы компаний «Финам», полагает, что в финансовом секторе стоит выделить появление СРО для участников рынка форекс. «Признание Ассоциации форекс-дилеров в качестве саморегулируемой организации форекс-дилеров стало знаковым событием для отрасли. Это решение после согласования базовых стандартов позволило форекс-дилерам, являющимся членами СРО, начать предлагать россиянам услуги торговли инструментами международного валютного рынка, а клиенты компаний получили защиту своих интересов российским законодательством», — говорит господин Зварич.

Александр Казанский добавляет: «Насколько мне известно, в мировом опыте нет ни одной страны, где кредитные организации регулируют самих себя. Исключением является Швейцария, где существует организация, по смыслу аналогичная СРО. Она осуществляет надзор исключительно за соблюдением банковской этики».

Владимир Григорьев, эксперт в сфере финансов и банковского дела Института МИРБИС, полагает, что передача СРО части функций регулятора имеет смысл и приносит пользу только при наличии устойчивой и стабильной банковской системы. «В нынешних условиях ослабление контроля со стороны ЦБ РФ приведет только к тому, что все то, что и сейчас есть — вывод активов, «проедание» собственного капитала, проблемы с резервами, — отразится с соответствующими последствиями и для клиентов банков, и для финансовой системы страны», — высказывается эксперт.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3335878
© 2016-2017 Инвестиционный бутик Шумаков и Партнеры