В поисках локомотива

Начало 2017 года ознаменовалось для многих секторов экономики если и не ростом, то, по крайней мере, оптимистичными настроениями. Однако поиск новых стимулов развития в банковской сфере остается по-прежнему актуальной темой. В среде специалистов сформировались два основных лагеря. Одни полагают, что рост сектора может обеспечить лишь улучшение качества традиционных продуктов, другие уверены, что будущее — за технологиями. 

Денис Кожин

По итогам 2016 года общие активы банковского сектора снизились. Причинами тому были курсовая переоценка и снижение валютного портфеля в сегменте кредитования юрлиц и МСБ. Вместе с тем в розничном кредитовании наметился рост, и оно закончило 2016 год в зоне роста. На стороне привлечения средств ситуация находилась под воздействием тех же факторов и была в целом аналогичной: средства юрлиц и МСБ снижались, депозиты населения росли.

В 2017 году по мере восстановления экономики в банковском секторе, по прогнозам аналитиков, вероятнее всего, наметится положительная динамика. «В сегменте корпоративного кредитования негативное влияние укрепления рубля будет постепенно преодолено. Кроме того, сдержанный оптимизм российского бизнеса уже сейчас ведет к восстановлению инвестиций и вложений в производственные запасы. В результате кредитование компаний и МСБ должно в конце года выйти в небольшой плюс», — считает Сергей Наркевич, и. о. директора по стратегии Промсвязьбанка.

 

Политика сработала

Политика Банка России в части таргетирования инфляции позволила снизить ее до 4% и практически приостановить рецессию. В среднесрочной перспективе это должно положительно отразиться на упавшем спросе на кредитование и позволить банкам отвлечься от операций на срочных рынках и вернуться к классической банковской деятельности.

«Удовлетворение спроса на заемные средства в части необеспеченных потребительских кредитов будет ограничиваться повышенным коэффициентом учета при расчете достаточности капитала, поэтому по итогу 2017 года я ожидаю рост таких кредитов, близкий к нулю. Поддержку рынку может оказать ипотечное кредитование, показавшее прирост выдач по итогу 2016 года на 27%, несмотря на снижение объемов ввода жилья в эксплуатацию по стране. В части кредитования юрлиц драйвером роста будет МСБ, объемы кредитования которого снижаются третий год подряд. Эффект низкой базы, программы по льготному кредитованию и стабилизация экономики позволят в 2017 году вырасти сектору на 5%», — прогнозирует управляющий директор по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА» Станислав Волков.

Эксперт говорит, что в условиях большого объема проблемных активов и профицита ликвидности банкам необходимо концентрироваться на непроцентных доходах и диверсифицировать их источники. Трендом последних лет является рост количества услуг, позволяющих удовлетворить потребность клиентов в ряде трудоемких операций. «В качестве примера можно назвать ипотечного брокера, реализованного в Тинькофф-банке, и систему по оформлению и возврату налоговых вычетов. Система карточных переводов (p2p) доступна во все большем количестве банков и внедряется в мобильный банкинг. Также обращает на себя внимание появление сервисов по рассрочке покупок, что по факту является трансформированным POS-кредитом, но более дешевым для потребителя», — рассуждает господин Волков.

По мере восстановления реальных зарплат и, как следствие, розничных продаж (уже по итогам июня-июля ожидается выход в плюс) активно расти начнет и кредитование населения. «На горизонте пяти лет российский банковский сектор будет, скорее всего, характеризоваться двумя основными тенденциями: кредитование крупного корпоративного бизнеса будет стагнировать, так как уровень насыщенности экономики кредитами юрлиц уже сейчас выше, чем в большинстве развитых экономик и экономик Восточной Европы (они используются как бенчмарк для развития российского рынка с лагом в 10-15 лет); кредитование населения продолжит расти, так что уровень проникновения к ВВП увеличится с нынешних 13% до примерно 20%, как в странах Восточной Европы», — предполагает Сергей Наркевич.

По его прогнозам, основные стратегические тренды, которые будут воздействовать на развитие российского банковского рынка в среднесрочной перспективе, это ужесточение регулирования как в области упреждающего банковского надзора (повышение требований к достаточности капитала, все более жесткие правила риск-взвешивания активов), так и продолжение политики Банка России на уменьшение количества банков до 400-500 кредитных организаций; продолжение роста ипотечного кредитования в связи с активным выходом на рынок возрастной когорты молодых людей 28-40 лет, которые продолжат предъявлять спрос на отдельное жилье для создаваемых ими семей; продолжение роста digital-составляющей банковского бизнеса по мере распространения уже известных (интернет- и мобильного банковского обслуживания, биометрии, распределенных реестров, цифрового marketplace) и еще не появившихся технологий. «Однако bricks-and-mortar отделения не умрут, а продолжат оставаться центрами взаимодействия с клиентами», — прогнозирует эксперт.

Ключевое направление

По мнению аналитиков, большинство банков продолжит концентрироваться на наиболее перспективных продуктах и технологиях: биометрии (которая акцентирует внимание не на том, что имеет при себе (паспорт, карта) или знает клиент (пароль), а кем он является, исходя из его физиологических или поведенческих особенностей, которые нельзя подделать); blockchain (блокчейн — распределенная технология обработки информации, потенциально она дает огромные возможности для развития банковских услуг); единых учетных реестрах (реестры собственности, залоги, векселя, ценные бумаги, трудовые книжки, миграционные карточки, электронные рецепты); многосторонних услугах, бесшовном банке (организация работы с клиентами, которая позволяет максимально завязать на банк всю цепочку хозяйственных отношений между компанией-клиентом, ее сотрудниками и поставщиками, а также создать высокий барьер перехода к конкурентам) и многом другом.

Ольга Смирнова, эксперт компании СКБ «Контур», говорит, что технологии стали ключевым драйвером роста для банков, потому что они позволяют обслуживать клиентов дешевле, лучше, быстрее: «Клиенты ожидают сервиса в формате консьержа, и им нравятся красивые и понятные сервисы, которые мгновенно вовлекают их в работу и бесшовно связаны между собой. В ближайшем будущем мало кто из банков сможет обслуживать одного клиента самостоятельно от и до. Цепочка сервиса будет разбита на много маленьких частей, каждую из которых будет делать тот банк или финтех, который умеет делать это лучше всего. И тот, который сможет добиться эффекта бесшовности, чтобы клиент не замечал переходов. Банки понимают, что фокус нужно делать именно на качестве сервиса в первую очередь, на его монетизации — во вторую. И самое главное — все сервисы должны быть ориентированы только на смартфон, поскольку очень скоро это будет единственный банк, который останется у клиента, так называемый «банк в кармане»».

Олег Лагута, совладелец Модульбанка, согласен с коллегой: «Сейчас все передовые банки думают о создании экосистемы вокруг себя. Когда клиенты могут в банке не только перевести платеж, взять кредит или положить деньги, но и, например, купить путевки, авиабилеты, страховки или даже заказать врача. Этот тренд многие банки рассматривают в качестве драйвера их роста. Насколько такая стратегия оправданна — покажет время. Думаю, при правильном использовании это действительно может стать ключевым драйвером роста для банка».

На перепутье

Евгения Абрамович, руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA, рассуждает: «Сейчас банковский сектор находится на перепутье — все прежние драйверы роста (розничное кредитование, валютный рынок, ценные бумаги, земельные операции) себя исчерпали, а дефицит качественных заемщиков не снизился. Говорить о развитии кредитования среднего и малого бизнеса сейчас тоже не приходится: закредитованность этого сегмента делает обслуживание кредитов очень затратным. Недавний рост кредитования в рознице, вызванный снижением учетной ставки, имел эпизодический характер. Сейчас мы не видим импульсного роста, и он вряд ли предвидится, если только ставка не снизится на 150-200 п. п. Возможно, долгосрочный драйвер роста — это действительно новые технологические платформы, которые помогли бы по-новому синтезировать финансовые инструменты. В США, скажем, границы между крупными технологическими компаниями и крупными банками начинают стираться, и лет через десять, возможно, на финансовом рыке появятся финансово-технологические компании, которые будут управлять как личной кредитной историей, так и корпоративной».

Возможно, полагает госпожа Абрамович, новое слово в развитии банковского бизнеса скажут блокчейн и криптовалюты. «Технологии блокчейна вполне способны дать дополнительный импульс электронной коммерции, пенетрация которой в России сильно уступает Европе (около 60% против 97%) и которая развивается семимильными шагами в Китае и Индии. Более активное использование блокчейнов будет способствовать и развитию производных инструментов (например, мгновенных расчетов с контрагентами аккредитивами в виде смарт-контакт-транзакций). Впрочем, для этого сначала необходимо привести в соответствие особенности финансового регулирования в России», — добавляет госпожа Абрамович.

Она обращает внимание, что банковский сектор — и розничный, и даже корпоративный — активно переходит в онлайн. За 2016 год общее количество банковских офисов снизилось, по ее данным, приблизительно на 20%, эта тенденция продолжится и в 2017-м, и в 2018-м.

Оксана Каланчина, банковский аналитик консалтинговой группы «Беспалов и партнеры», говорит, что преимущество технологии блокчейна заключается в децентрализации данных и их максимальной безопасности от сторонних вмешательств. Основной принцип деятельности блокчейна можно сравнить со структурой ДНК: каждый блок (транзакция) содержит в себе информацию обо всей цепочке блоков в целом, а добавление нового блока, возможно только после подтверждения транзакции всей системой. Таким образом, цепочка блоков является защищенной от несанкционированных вмешательств структурой, прозрачной и информационно емкой. «Основные направления в банкинге для применения данной технологии на текущем этапе — это справочные данные, розничные платежи, потребительское кредитование, межбанк и финансовые рынки. Использование блокчейн-технологии в данных областях будет способствовать снижению трансакционных издержек как для клиента, так и для банка, а также операционных расходов банка на оказание услуг и, в конечном счете, расходов клиента. Таким образом, даже на начальном этапе развития данной технологии за счет виртуализации множества транзакций можно ожидать меньшей потребности в «физическом» присутствии в банке и как результат — оптимизации банковских офисов и представительств», — полагает госпожа Каланчина. По ее прогнозам, в дальнейшем, при должном развитии законодательной базы, развитие блокчейн-технологии за счет своей прозрачности и надежности будет способствовать снижению комплаенс-рисков.

«Для российского банкинга это будет сродни переходу на новый уровень развития. На основе блокчейна можно будет легко и быстро проверить реальность деятельности клиента, отслеживать характер операций, проводимых через расчетные счета, их конечную цель. Это в результате облегчит жизнь не только для банков, которые на постоянной основе вынуждены мониторить деятельность своих клиентов, но и для регулятора, который точно так же мониторит банки. Тотальная прозрачность сделок и операций клиентов банка и самих банков даст гораздо большие результаты в борьбе с легализацией и отмыванием доходов, чем все прилагаемые регулятором на данный момент усилия», — уверена госпожа Каланчина.

Все на одной площадке

Татьяна Снегова, менеджер по развитию компании «Шумаков и партнеры», говорит: «На данный момент основными драйверами роста в банковском секторе являются комиссионные продукты и финансовые маркетплейсы, где с одной площадки можно заказать любые финансовые услуги и продукты, причем не только финансовые, а все, что предоставляет банк (финансовая компания) и его партнеры. В итоге мы имеем своего рода финансовый супермаркет. И по этому направлению идет «Тинькофф»: от моментального оформления кредитной карты до сим-карты с одноименной сотовой связью. И я уверена, что это еще не конец! Успех данной модели легко объясним привлекательностью для клиентов: больше не нужно стоять в пробках и очередях, планировать и тратить время на посещения различных учреждений, а все продукты и услуги можно получить в одном удобном месте».

Также сейчас, отмечает она, уже появилось интересное направление — это карты рассрочки, по которым можно совершать покупки у партнеров банка и расплачиваться постепенно и без процентов. Банк получает компенсацию у магазинов в виде дисконта от стоимости товара. «Сейчас самыми популярными являются карты «Совесть» от Киви-банка и «Халва» от Совкомбанка. Так как кредитными картами рынок перенасыщен и никого ими не удивить — в скором времени к теме карт-рассрочек начнут подключаться и другие участники банковского рынка, чтобы ни с кем не делить своих клиентов», — прогнозирует госпожа Снегова.

Никита Нецкин, руководитель направления по работе с финансовым сектором компании «Актив», впрочем, мнение о том, что именно технологии станут драйвером банковского сектора, не разделяет. «На сегодня сложилась ситуация, когда банки стали забывать о своем клиенте и начали гонку за технологиями ради технологий. Чаще ориентируясь на гиков, нежели на живых потребителей финансовых услуг. А ведь потребитель ценит качественную и вовремя оказанную ему услугу, ту, за которой не будет скрываться мелкий шрифт о дополнительной комиссии. Вместо этого мы слышим разговоры об экспериментах с блокчейном, обсуждение механизмов удаленной идентификации клиентов. Это те вещи, которые не имеют для конечного пользователя реальной ценности и даже наоборот — создают дополнительные угрозы сохранности денег. Я как пользователь не хочу платить дополнительные отчисления за новые ненужные мне эксперименты, которые кто-то решил провести на пике хайпа. Мне нужны простые и понятные услуги и сервисы. Мне не нужна дистанционная идентификация, чтобы на меня открывали кредиты злоумышленники. Но мне нужна финансовая консультация как услуга от банка, которому я доверяю. К примеру, получить договор по электронной почте для возможности анализа на предмет максимально выгодного для себя предложения».

Татьяна Снегова резюмирует: «Главным драйвером роста всегда была и будет стабильная и благоприятная экономическая и политическая обстановка в стране, что позволит развиваться малому и среднему бизнесу, предоставляя новые инновационные разработки для населения нашей страны, а население, в свою очередь, будет с радостью использовать все возможности финансовых услуг для обеспечения комфорта и безопасности для себя и своих близких».

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3335871

© 2016-2017 Инвестиционный бутик Шумаков и Партнеры